Ассоциация профессиональных строителей

Вход для Участников

Совет Ассоциации

Организационно - правовые формы объединений юридических лиц

Гражданский кодекс РФ 1964 г. в ст. 24 предусматривал возможность создания объединений только в отношении юридических лиц, в состав которых входили кооперативные и общественные организации.

До принятия нового Гражданского кодекса, в перестроечный период, было разрешено создание различных форм объединений, создавались разные по своим наименованиям и статусам объединения различных организаций.

В частности, в Рекомендациях по созданию ассоциаций и других форм добровольных объединений социалистических предприятий, утвержденных Председателем Государственной комиссии Совета Министров СССР по экономической реформе РФ 21 октября 1989 г., были названы четыре вида ассоциаций: концерн; межотраслевое государственное объединение (МГО); хозяйственная ассоциация; консорциум.

В Рекомендациях специально указывалось, что они не носят нормативного, общеобязательного порядка, и наряду с предусмотренными в них видами (формами) ассоциаций могут использоваться иные, не противоречащие действующему законодательству.

Закон РСФСР "О предприятиях и предпринимательской деятельности" в ст. 13 разрешил предприятиям объединяться в союзы, ассоциации, концерны, межотраслевые, региональные и другие объединения.

Основы гражданского законодательства, вступившие в силу с 3 сентября 1992 г., в ст. 23 закрепили возможность создания "хозяйственных объединений" - хозяйственных ассоциаций (союзов) и концернов.

Помимо предложенных в Рекомендациях и установленных вышеназванными Законами, на практике создавались также иные формы объединений - синдикаты, объединения и др. Некоторые из них сохранились в такой форме до настоящего времени, другие преобразовались в ассоциации, третьи - в хозяйственные общества.

Хотя по форме созданные в тот период и существующие ныне организации и именуются различного рода объединениями, фактически большинство из них по своему статусу являются, как правило, хозяйственными обществами.

Особенности правового статуса объединений по действующему ныне законодательству заключаются в следующем:

ассоциации (союзы) представляют собой объединения различных юридических лиц, основанные на корпоративных (членских) началах;

в соответствии со ст. 121 ГК РФ коммерческие организации в целях координации их предпринимательской деятельности, а также представления и защиты общих имущественных интересов могут по договору между собой создавать объединения в форме ассоциаций или союзов, являющихся некоммерческими организациями;

правом добровольно объединяться в ассоциации наделены не только коммерческие, но и некоммерческие организации (ст. 121 - 123 ГК РФ; ст. 11, 12 Закона о некоммерческих объединениях - далее Закон о НО);

по статусу ассоциации могут являться только некоммерческими организациями;

юридические лица могут входить в любое количество ассоциаций (союзов).

Особый акцент законодателем сделан на то обстоятельство, что ассоциации (союзы) (п. п. 1, 2 ст. 121 ГК РФ; п. п. 1, 2 ст. 11 Закона о НО) не вправе вмешиваться в оперативную производственно - хозяйственную деятельность членов ассоциации, т.е. члены ассоциации или союза полностью сохраняют самостоятельность и права юридических лиц (п. 3 ст. 121 ГК РФ, п. 3 ст. 11 Закона о НО).

Ассоциации(союзы) в действующем ГК РФ и Законе о НО рассматриваются в качестве единственной формы объединения коммерческих и некоммерческих организаций.

С момента принятия ГК РФ под единый ранжир должны были создаваться все новые ассоциации, и законодатель в силу каких-то причин не посчитал нужным закрепить фактически сложившееся многообразие организационно - правовых форм объединений юридических лиц.

А как быть с теми ассоциациями, которые были созданы до его принятия, и их форма (вид) не входит в рамки принятой нормы ГК РФ об ассоциациях?

Вводным Законом (п. 7 ст. 6) было установлено, что объединения, не осуществляющие предпринимательскую деятельность и созданные до официального опубликования части первой ГК РФ, вправе сохранить соответствующую форму либо могут быть преобразованы в ассоциации и союзы в соответствии со ст. 121 ГК РФ, отдав, таким образом, возможность преобразования на усмотрение самих существовавших к тому времени объединений.

Законодатель не поставил условие обязательного приведения в соответствие с новой организационно - правовой формой всех доселе существовавших видов ассоциаций, как сделал это с товариществами с ограниченной ответственностью (ТОО, совместными предприятиями, арендными предприятиями), видимо, потому, что не посчитал эти атавизмы существенно отличавшимися от новой единой формы.

Вместе с тем, не считая это многообразие противозаконным, он не включил фактически существующие сложившиеся и осуществлявшие свою деятельность иные виды ассоциаций.

Обратимся к зарубежной практике правового регулирования форм (видов) создания ассоциаций.

Зарубежное законодательство исходит из возможно разнообразных целей, для которых организации могут объединяться и в силу этого обладать определенными особенностями в своей деятельности, значительно отличающими объединения юридических лиц друг от друга. В частности, в ряде зарубежных стран имеют право на жизнь такие виды объединений, как союзы, хозяйственные ассоциации, концерны, консорциумы, картели, корнеры, конгломераты, тресты, синдикаты, франчайзи, холдинги.

Однако многообразие форм признано за рубежом, но не в России. Одномерный подход к созданию объединений в России породил споры в правовой науке.

Одни ученые, несмотря на очевидность толкования законодателем понятий "ассоциация" и "союз", продолжают настаивать на их разном смысле и значении. Другие утверждают, исходя из смысла ст. 121 ГК РФ, что понятия эти идентичны и должны употребляться только как синонимы. Например, авторы Комментария к первой части ст. 121 ГК РФ под редакцией О.Н. Садикова считают, что необходимо различать понятия "ассоциация" и "союзы". При этом они исходят из существовавшего ранее различия этих форм в российском законодательстве и, видимо, из практики зарубежных стран, которые также подчеркивают и закрепляют различие существующих объединений юридических лиц в зависимости от их целей. Но представляется, что это попытка дополнить законодателя и восстановить статус - кво. Да, фактически существуют объединения в виде союзов, созданные до принятия ГК РФ, и иные формы объединений. Но они не "прописаны" в ГК РФ и существуют, можно сказать, на разрешенном, но не узаконенном положении.

Изложенная авторами Комментария точка зрения подтверждает тот факт, что законодатель принял половинчатое решение, которое авторы Комментария пытаются подправить. Представляется, что законодатель должен был либо обязать все иные формы объединений привести в соответствие с новыми нормами, как сделал это со многими упомянутыми организационно - правовыми формами юридических лиц, существовавших к моменту принятия Кодекса (ТОО, арендные предприятия, совместные предприятия, индивидуальные предприятия), которые он не воспринял в новой редакции, либо признать за ними право на существование и включить их в качестве разновидностей ассоциаций в принятые нормы. Разрешив им существовать, но не включив в число легализованных форм, он фактически поставил ранее созданные объединения вне закона.

Если исходить из ранее действовавшего законодательства, то, действительно, под ассоциациями предпочтительно понимались видовые, отраслевые объединения. А под союзами - преимущественно территориальные. Однако в ныне установленной норме ГК РФ не проводится какого-либо различия между понятиями "ассоциация" и "союз", поэтому есть основания полагать, что они являются синонимами, и присвоение того или иного наименования объединению не влечет для него правовых последствий в его статусе и деятельности.

По наименованию на практике существуют иные формы, подразумевающие объединение капиталов и координацию, как правило, предпринимательской деятельности в виде корпораций, концернов, иных форм, символизирующих объединение.

Чтобы разрешить это противоречие, целесообразно внести изменения в ГК РФ, установив, наряду с ассоциациями, возможность существования и иных форм добровольных объединений, создаваемых на принципах деятельности ассоциаций, либо перечислить ряд из тех, которые реально существуют, либо появление которых, исходя из предыдущего хозяйственного российского опыта и опыта зарубежных государств, можно прогнозировать.

Цели деятельности ассоциации

Исходя из анализа всех возможных целей и практики создания и деятельности ассоциаций следует отметить, что они могут создаваться практически для достижения всех целей, перечисленных в Законе о НО, применительно к различным организационно - правовым формам некоммерческих организаций, поскольку допускается симбиоз самых различных как по характеру и видам деятельности, так и по организационно - правовой форме объединений. Таким образом, они могут создаваться для достижения социальных, благотворительных, культурных, образовательных, научных и управленческих целей, в целях охраны здоровья граждан, развития физической культуры и спорта, удовлетворения духовных и иных нематериальных потребностей граждан, защиты прав, законных интересов граждан и организаций, разрешения споров и конфликтов, оказания юридической помощи, а также в иных целях, направленных на достижение общественных благ.

Представляется, что наиболее важная цель создания ассоциаций - это совершенствование управленческой деятельности, поскольку координация является одним из ее видов. Возможно, именно поэтому создатели этой юридической конструкции запретили ассоциациям от своего имени заниматься предпринимательской деятельностью. Ибо ее задача - добиваться максимального улучшения дел среди членов, объединивших для этого свои взносы, а не повышать благосостояние аппарата управления исполнительного органа.

Видимо, это главное отличие ассоциаций от всех иных видов некоммерческих организаций. По существу, ассоциация выступает по отношению к своим членам как управляющая компания, выполняющая часть управленческих функций, добровольно переданных ей членами ассоциации.

Все иные виды некоммерческих организаций - некоммерческие партнерства, фонды и т.д. - преследуют свои собственные цели. Целями же ассоциации (объединяющих членов) должны быть, по замыслу ее учредителей, их собственные цели.

А поскольку цель деятельности коммерческих организаций, создающих ассоциацию, единственная и четко определена законом - получение прибыли, то и ассоциация, учрежденная коммерческими организациями, должна служить достижению этой цели. Из этого вытекают и иные правовые последствия, о которых будет сказано ниже.

Некоммерческие организации могут иметь разные цели. Создаваемые ими ассоциации призваны также служить достижению целей своих создателей. Однако, видимо, страхуясь от волюнтаризма членов ассоциации, ГК РФ, помимо придания ассоциациям статуса некоммерческих организаций, специально запретил им от своего имени заниматься коммерческой деятельностью. В то же время в отношении всех иных некоммерческих организаций такого запрета нет, видимо, для того, чтобы не подвергать риску ее учредителей, избежать соблазна учредителей использовать имидж ассоциации для зарабатывания денег от ее имени и чтобы у самого исполнительного органа ассоциации не возникало дополнительной заинтересованности в зарабатывании денежных средств на свои внутренние цели, которые расходятся в этом случае с целями, поставленными перед ассоциацией на момент создания ее учредителями.

Таким образом, если даже будет принято решение о возложении на ассоциацию ведения предпринимательской деятельности, она должна в силу ст. 121 ГК РФ преобразоваться в хозяйственное общество или товарищество. На практике же ассоциации зачастую занимаются предпринимательской деятельностью. Санкций за нарушение этой нормы закон не предусматривает. Осуществление ассоциацией предпринимательской деятельности может рассматриваться как грубое нарушение закона.

Но если в таком нарушении заинтересованы сами учредители, они не примут решения о преобразовании ассоциации в хозяйственное общество или товарищество. В этом случае, возможно, судя по существующей практике, вмешается какой-либо надзорный орган. При этом общее требование, относящееся к ассоциации как к некоммерческой организации, состоит в том, что в случае, если она совершит действия, противоречащие ее целям и Закону о НО, ей может быть вынесено предупреждение в письменной форме органом, осуществляющим государственную регистрацию юридических лиц, или прокурором внесено представление об устранении нарушений. В случае вынесения некоммерческой организации более двух (то есть не менее трех - прим. автора) предупреждений в письменной форме или представлений об устранении нарушений, ассоциация может быть ликвидирована по решению суда в порядке, предусмотренном действующим законодательством. Других возможных санкций действующее законодательство не предусматривает. И после вынесения первого либо второго предупреждения ассоциация может прекратить предпринимательскую деятельность, если заключенные ею договоры не носят длящегося характера. В этом случае никаких санкций после прекращения такой деятельности законодательство к ней не предусматривает.

Для предотвращения возможности вмешательства членов ассоциации в ее деятельность и поручения (навязывания) ей осуществления предпринимательской деятельности необходимо дополнить ГК РФ нормой об ответственности членов ассоциации за поручение (понуждение) исполнительного органа ассоциации к осуществлению предпринимательской деятельности.

Однако и после этого не исключена возможность занятия предпринимательской деятельностью ассоциации по инициативе ее исполнительного органа.

Автор настоящей статьи в бытность исполнительным директором ассоциации "Судосервис" осуществлял от имени ассоциации предпринимательскую деятельность, в том числе как по поручению членов ассоциации, так и по собственной инициативе.

В принципе, возможность занятия предпринимательской деятельностью в ограниченном объеме и в зависимости от характера допускается отдельными исследователями и считается осуществляемой в пределах закона.

В частности, авторы книги "Некоммерческие фонды и организации. Правовые аспекты" полагают, что деятельность ассоциации по проведению время от времени выставок, демонстрирующих достижения ее членов, вряд ли можно отнести к предпринимательской деятельности, так как, во-первых, отсутствует система, а во-вторых, нет цели получения прибыли, поскольку полученные средства не покрывают даже затраты на организацию выставки. Отсюда они делают вывод об отсутствии элемента риска ассоциации от занятия такой деятельностью. Представляется, что такой довод - добросовестное заблуждение.

Во-первых, если выставки проводятся время от времени, это значит - не один раз. В трудовом праве под системой нарушений понимаются два и более нарушения в течение календарного года. Во-вторых, довод о том, что полученный доход не покрывает всех расходов, также не совсем убедителен.

А если покроет, тогда как его квалифицировать? Где тот предел, когда извлечение дохода считается и когда не считается предпринимательской деятельностью? Ведь услуги оказываются платные, возмездные, с получением денежного дохода. Следовательно, и убытки, связанные с такой деятельностью, будут расценены как причиненные в результате предпринимательской деятельности, а не безвозмездного проведения выставки на средства членов ассоциации. Имеет ли для кредитора значение, достиг ли цели предприниматель, получил ли он планируемую прибыль, или в силу рискованности предпринимательства не смог ее получить, но кредитору задолжал? Ведь аспекты пределов ответственности в рамках осуществления предпринимательской и непредпринимательской деятельности могут существенно отличаться.

Помимо этого, есть такие виды хозяйственных договоров, где, вложив совершенно незначительные денежные средства, внесший, например, ассоциация, будет нести солидарную имущественную ответственность в размере, многократно превышающем вложения в виде вклада, например, по договору о совместной деятельности. Предположим, ассоциация заключит договор о совместной деятельности с другой организацией, также проводящей выставки, но не имеющей такой известности, как ассоциация. В договоре может быть обусловлено, что участие ассоциации чисто минимальное - предоставление своей торговой марки и одной тысячи рублей. В случае если партнер ассоциации не сможет собрать нужной суммы для покрытия арендованных площадей и к нему будет предъявлен иск, скажем, на миллион рублей, а их у него не окажется, то к солидарной ответственности будет привлечена ассоциация. А если ее средств не хватит на покрытие убытков, то долги будут вынуждены возмещать члены ассоциации. Поэтому представляется, что в суждении авторов указанной монографии есть резон, однако в случае, если возникнут убытки, в связи с нехваткой средств у ассоциации их будут возмещать ее члены. И коль эта деятельность будет предпринимательской, ни о какой ограниченной ответственности речи идти не будет.

Кроме того, получение ассоциацией дохода - это снижение затрат ее членов, следовательно, увеличение их дохода, прибыли.

Именно поэтому законодатель и запретил ассоциациям заниматься предпринимательской деятельностью, ибо, не имея достаточного опыта предпринимательской деятельности, ассоциация может подвести всех своих учредителей и членов под покрытие крупных убытков и даже под банкротство, если будет заниматься такой деятельностью.

Поэтому наряду с ответственностью членов ассоциации за поручение ассоциации ведения предпринимательской деятельности целесообразно дополнить ГК РФ нормой об ответственности исполнительного органа за нарушение запрета о ведении ассоциацией предпринимательской деятельности.

Кроме того, в интересах учредителей ассоциации на момент ее учреждения запретить осуществление предпринимательской деятельности ассоциации вообще, перекрыв те возможные варианты злоупотребления этим правом, которые не полностью смог предотвратить законодатель, и из чего, видимо, исходил он, защищая интересы членов ассоциации, и от возможного причинения ей убытков и недопущения занятия ею предпринимательской деятельностью.

Это сослужит добрую службу и самим учредителям, и работникам исполнительного органа, избавив их от соблазна нарушить закон, пользуясь безнаказанностью.

Если в ст. 121 ГК РФ говорится отдельно о возможности создания ассоциаций коммерческими и некоммерческими организациями (соответственно п. 1 и п. 2 ст. 121), то в п. 4 ст. 50 ГК РФ также говорится о возможности учреждения ассоциаций и союзов коммерческими и (или) некоммерческими организациями.

Эта норма разными учеными толкуется неоднозначно. Одни считают, что возможно создание ассоциаций со смешанным составом, включающим в себя как коммерческие, так и некоммерческие организации, другие настаивают на недопустимости объединения в одной ассоциации коммерческих и некоммерческих организаций одновременно.

К сожалению, законодатель указал на возможность создания ассоциаций как коммерческими, так и некоммерческими организациями, но не ввел прямого запрета на смешение этих категорий учредителей. Отсутствие запрета породило идею о возможности смешанного состава учредителей (членов) ассоциаций, включающих в себя одновременно как коммерческие, так и некоммерческие организации, и соответственно споры в научной литературе. Представляется, что одной из причин толкования в пользу возможного объединения разнородных по статусу организаций в одной ассоциации является то, что отдельные авторы указывают на нематериальный, некоммерческий характер ассоциаций, не проводя разделения между составом их учредителей (членов).

Как раз именно здесь необходимо провести грань между видами ассоциаций, созданных коммерческими и некоммерческими организациями, потому что, хотя все созданные ассоциации по своему статусу являются некоммерческими организациями, цели их значительно различаются.

Если первые созданы, для того чтобы помогать зарабатывать прибыль своим учредителям - коммерческим организациям, то вторые учреждены, чтобы помочь достигать своим учредителям - некоммерческим организациям целей, состоящих не в получении прибыли, а в решении различных социальных задач. Предпринимательской деятельностью и извлечением прибыли некоторые из некоммерческих организаций могут вообще никогда не заниматься.

Поэтому как отличаются цели этих видов ассоциаций, так и отличаются многие особенности их внутреннего содержания и деятельности и правовых последствий деятельности, реорганизации, ликвидации.

Учредительные документы ассоциации

Учредительные документы ассоциации - это учредительный договор, подписанный участниками, и утвержденный ими устав (п. 1 ст. 122 ГК РФ, п. 1 ст. 14 Закона о НО).

В договоре определяются цели создания объединения и условия вступления в него и участия в нем. В уставе определяются его статус, компетенция его органов управления и иные стратегические вопросы, касающиеся его будущей деятельности.

При наличии противоречий в условиях, содержащихся в этих документах, представляется, что предпочтение должно быть отдано уставу как документу, определяющему статус ассоциации в его взаимоотношениях с третьими лицами на период с момента его регистрации.

В учредительных документах ассоциации (союза) должны содержаться: наименование, сведения о задачах и целях, об основном предмете деятельности, о составе и компетенции органов управления, порядке принятия ими решений и распределения имущества, остающегося после ликвидации организации.

Законодатель не определяет порядка оформления документов для членов ассоциации, которые вступят в нее в последующем.

Представляется, что прием (и выбытие) новых членов должен оформляться дополнениями к учредительному договору, которые должны регистрироваться в таком же порядке, как и учредительные документы.

Поскольку такая некоммерческая организация создается на корпоративных началах, ее высшим органом является общее собрание членов (их представителей), компетенция и порядок работы которого определяются уставом (п. п. 1 - 3 ст. 29 Закона о НО). Исполнительные органы ассоциации (союза) формируются ее высшим органом. Они могут быть коллегиальными и (или) основанными на единоначалии. Исполнительный орган осуществляет текущее руководство и подотчетен высшему органу управления.

К обязательным положениям, которые должны быть изложены в учредительных документах, законодательство относит условия о составе и компетенции органов управления ассоциацией.

Поскольку законодательство не устанавливает наименования должности руководителя единоличного исполнительного органа, то на практике учредители называют его одним из следующих: директор, исполнительный директор, генеральный директор, президент.

В случае создания коллегиального исполнительного органа - дирекции, правления, совета - его руководителя также называют председателем правления либо совета.

Иногда наряду с высшим органом управления ассоциацией - собранием ее членов - создается, как иногда называется в научной литературе, "промежуточный" представительский орган, называемый советом либо правлением по аналогии с советом директоров в хозяйственном обществе, который осуществляет часть функций собрания членов ассоциации в промежутке между собраниями. В этом случае в уставе распределяется соотношение компетенции общего собрания членов ассоциации и совета, причем исключительная компетенция общего собрания не может быть изменена. Руководитель единоличного исполнительного органа, по его решению, может входить в состав такого совета.

Членство в ассоциации

Особенностью ассоциации, в отличие от иных некоммерческих организаций, является то, что ее членами могут быть только юридические лица.

В уставах ассоциаций, принятых до вступления в силу ГК РФ, допускалось установление разных категорий членства, предполагавших разный объем полномочий, с учетом времени вступления, размера имущественного взноса и т.п. Действующее законодательство таких норм не вводит. Более того, оно закрепляет, что член ассоциации (союза) вправе участвовать в управлении ее делами на равных началах с другими членами (участниками). Следовательно, каждый член ассоциации обладает равным количеством голосов при голосовании, независимо от размера внесенного взноса.

Другой особенностью членства в ассоциации является то, что он в силу финансового ее содержания может безвозмездно пользоваться услугами, предоставляемыми ассоциацией (союзом) (п. 1 ст. 123 ГК РФ, п. 1 ст. 12 Закона о НО).

Представляется, что порядок и условия оказания таких безвозмездных услуг должны быть определены либо в учредительных документах, либо по поручению учредителей исполнительным органом ассоциации в соответствующем приказе, положении.

Поскольку оказание услуг предполагает расходование как интеллектуальных ресурсов, так и материальных, в частности электроэнергии, расходных и иных материалов, которые значатся на балансе и подлежат списанию, хотя эти услуги оказываются безвозмездно, они должны также учитываться, как и оказание возмездных услуг.

Кроме того, разные организации - члены ассоциации, как правило, в разной мере пользуются различными услугами ассоциации, и этот фактор также необходимо учитывать в договорах.

При этом необходимо в содержании таких договоров указывать на их безвозмездный характер. В противном случае, в силу ст. 423 ГК РФ, такой договор будет считаться возмездным.

Еще одной особенностью ассоциации является то, что член ассоциации может быть исключен из нее по решению оставшихся участников. Представляется, что основаниями для исключения могут быть: систематическая неуплата членских взносов или иных взносов без уважительных причин; невыполнение решений высшего органа управления ассоциацией; разглашение коммерческой тайны; ведение членом ассоциации деятельности, дискредитирующей других ее членов.

По согласованию между учредителями и в последующем - членами ассоциации могут вводиться иные основания, поскольку установление их перечня относится к компетенции самих членов. С согласия членов ассоциации в нее могут входить новые участники.

По окончании финансового года по своему усмотрению любой из членов ассоциации может из нее выйти.

Представляется, что даже один день работы в новом финансовом году, по аналогии с продолжением работы работником, подавшим заявление об увольнении, но вышедшим на работу по истечении двух недель, автоматически возобновляет новый срок и соответственно возобновляет обязательства в пределах нового годичного срока, совпадающего с финансовым годом.

Имущество ассоциации

Имущество ассоциации формируется учредителями за счет их взносов, размеры, виды, условия, формы и порядок внесения которых определяются самими учредителями, а затем членами в учредительных документах. Имущество ассоциации становится собственностью ассоциации. При этом учредители (участники) ассоциации или союза не приобретают на это имущество никаких прав (п. 3 ст. 48 ГК РФ).

В законодательстве не содержится требований к минимальному количеству имущества такой некоммерческой организации или размеру взноса участника. Исходя из возможности возникновения долговых обязательств, следует предположить, что законодатель имеет в виду, что, независимо от размера у ассоциации собственных средств или имущества, ответственность по ее обязательствам есть кому нести - учредителям, поэтому не устанавливает никакого минимума по аналогии с минимальным уставным капиталом хозяйственных обществ.

Иногда в литературе взносы отождествляются с вкладами.

Представляется, что такое отождествление неправомерно, поскольку нормы ГК РФ и Закона о НО применительно к ассоциациям не употребляют понятия "вклады", а говорят о "взносах". Взносы - это понятие имущества, отделимого от личности члена ассоциации, в то время как вклад, например, в совместную деятельность предполагается в виде трудового участия, неотъемлемого от личности вносящего. Это имеет очень важные правовые последствия, поскольку имущественная субсидиарная ответственность членов ассоциации может наступать как один из принципов пропорционально размеру взносов, внесенных учредителем (членом) ассоциации.

Если исходить из того, что ассоциация является некоммерческой организацией, которая не вправе от своего имени осуществлять предпринимательскую деятельность, то иными источниками ее доходов могут быть либо пожертвования третьих лиц и членов ассоциации, либо доходы от созданных хозяйственных обществ, либо от доходов хозяйственных обществ и товариществ, в которых ассоциация участвует.

И еще один, запрещенный, но фактически имеющий место источник - поступления от предпринимательской деятельности ассоциаций, в том числе от торговли ценными бумагами и от иных видов предпринимательской деятельности, осуществляемой ассоциацией как по поручению ее членов, так и по собственной инициативе.

Поскольку надзорная практика прокуратуры не изобилует фактами принесения протестов натакого рода деятельность и не богата примерами письменных предупреждений о необходимости прекращения подобной деятельности, то по факту она имеет место, и это необходимо учитывать.

Ассоциация должна иметь самостоятельный баланс или смету.

Пределы имущественной ответственности ассоциации

и ее членов

Ассоциация не отвечает по обязательствам своих членов. Члены ассоциации несут субсидиарную ответственность по обязательствам ассоциации в размере и в порядке, предусмотренными учредительными документами (ст. 121 ГК РФ, п. 4 ст. 11 Закона о НО).

В силу п. 2 ст. 65 ГК РФ в связи с наличием субсидиарной ответственности членов ассоциации (союза) по ее долгам такая некоммерческая организация не может быть признана банкротом, следовательно, основной груз имущественной ответственности законодатель возложил на саму ассоциацию, а при недостаточности ее средств - на ее членов в пропорциях, которые они сами для себя определят. Но не в размерах, которые они, исходя из смысла законодательства, ограничивать не вправе.

А если они такое ограничение введут, будет ли оно действенным?

К сожалению, на практике очень много предпосылок к возникновению подобного рода споров, поскольку, как показывает анализ уставов ассоциаций различных организаций - машиностроительных, сельскохозяйственных, библиотечных, медицинских, делового сотрудничества и других, зарегистрированных как ранее, так и в последний период, пределы ответственности участников в большинстве случаев не оговариваются.

В то же время закон не устанавливает, какие именно размеры субсидиарной имущественной ответственности могут и должны устанавливаться учредителями.

Но, исходя из того, что ассоциации не включены ГК РФ в перечень юридических лиц, которые могут быть признаны банкротами, предполагается "безграничная", полная солидарная субсидиарная имущественная ответственность учредителей по обязательствам ассоциации. Следовательно, указание на размер имущественной субсидиарной ответственности, устанавливаемый учредителями, только вносит путаницу и дает возможность толкования такой ответственности как ограниченной, устанавливаемой по усмотрению учредителей, что и имеет место в вышеназванном комментарии к п. 4. ст. 121 ГК РФ.

Представляется, что законодатель должен четко и однозначно установить, что члены ассоциации несут полную солидарную субсидиарную ответственность по обязательствам ассоциаций, членами которых они являются, либо также однозначно, если он имеет в виду иное, определить пределы имущественной ответственности членов ассоциации по ее обязательствам.

Теперь, если исходить из того, что в состав ассоциации входит полное товарищество, участники которого несут полную ответственность по его обязательствам, то получается, что при недостатке имущества полного товарищества по обязательствам ассоциации сами участники должны отвечать личным имуществом по обязательствам товарищества, имущество которого должно пойти на погашение обязательств ассоциации. Если же полное товарищество является членом нескольких ассоциаций, то степень риска как самих участников, так и кредиторов таких товариществ и кредиторов ассоциаций, в которые такие товарищества входят, соответственно возрастает.

Однако даже если в состав ассоциации входят хозяйственные общества, имущественная ответственность которых ограничена, в случае возникновения долгов у ассоциации они должны нести субсидиарную неограниченную (полную) имущественную ответственность.

Следовательно, если подобное случится одновременно в двух ассоциациях, членами которых такие общества являются, то кредиторы этих ассоциаций останутся без удовлетворения.

В связи с этим напрашиваются два вывода и, соответственно, два предложения:

Поскольку в связи с вхождением в ассоциации у товариществ возникает двойной риск возмещения убытков личным имуществом - как в случае банкротства самого полного товарищества, так и при недостатке средств у ассоциации в случае возникновения долговых обязательств, соответственно у кредиторов возникает двойной риск неисполнения обязательств.

Представляется необходимым запретить полным товариществам как объединяться в ассоциации, так и входить в состав уже созданных ассоциаций, и такой же запрет целесообразно установить для товариществ на вере.

Поскольку в случае привлечения хозяйственных обществ по обязательствам двух ассоциаций к полной солидарной субсидиарной ответственности у них может попросту не хватить имущества для удовлетворения требований кредиторов, необходимо запретить хозяйственным обществам входить в более чем одну ассоциацию.

Отвечая на возможные возражения по поводу ограничения вхождения хозяйственных обществ в более чем одну ассоциацию, можно задать встречный вопрос: почему законодатель не разрешил создавать ассоциации гражданам, а также индивидуальным предпринимателям без образования юридического лица, которые соответственно в силу ст. 24 и 25 ГК РФ несут имущественную ответственность по своим обязательствам всем принадлежащим им имуществом?

Видимо, исходя из необходимости защиты интересов кредиторов этой категории лиц. Представляется, что такое решение соответствует интересам кредиторов граждан и индивидуальных предпринимателей без образования юридического лица, ибо в случае солидарной субсидиарной имущественной ответственности гражданина или предпринимателя он должен будет потенциально отвечать в полном размере перед двумя или более группами кредиторов - собственными и кредиторами ассоциации, членами которой они являются.

А существующее ныне разрешение юридическим лицам вступать в неограниченное количество ассоциаций при ограниченности их имущества ставит потенциальных кредиторов таких ассоциаций тем в более рискованное положение, чем в большем числе ассоциаций состоят потенциальные должники. Ассоциация отвечает своим имуществом, на которое по законодательству РФ может быть обращено взыскание (ст. 25 Закона о НО). Представляется, что и здесь законодатель не полностью предусмотрел возможные варианты развития событий.

Если ассоциация не может быть признана по суду банкротом, значит, требования кредиторов должны быть удовлетворены.

Члены ассоциации несут субсидиарную ответственность по обязательствам ассоциации в размере и порядке, установленными учредительными документами.

Вариант первый развития событий: учредители не предусмотрели размеры и порядок возмещения убытков.

Вправе ли суд в силу установленной законом субсидиарной ответственности рассматривать ее в качестве не только субсидиарной, но и солидарной, без определения долей?

В законе не сказано, к чему должны "привязываться" условия возмещения ущерба. Логично было бы предположить, что к размеру взноса. Остается вопрос - какого: вступительного, членского, уплачиваемого за определенные календарные периоды или исходя из всей совокупности внесенных денежных и имущественных средств каждым членом ассоциации?

Вариант второй: учредители установили порядок возмещения ущерба по обязательствам ассоциации в пределах пропорционально внесенным членским взносам.

В этом случае размеры взносов могут быть либо равными, либо пропорциональными финансовому могуществу члена ассоциации, поскольку законодатель отнес порядок и размеры и условия определения размера и порядка внесения взносов к компетенции учредителей. Однако, если к моменту возмещения у кого-либо из членов ассоциации не окажется имущества и денежных средств, то кто должен возместить его часть?

Вправе ли член ассоциации, выплативший свою долю, отказаться от выплаты остальной части за других членов на том основании, что закон предусмотрел не солидарную, а субсидиарную ответственность в пределах доли, им же определенной? Кто в таком случае должен возместить кредитору остальную часть?

К сожалению, вопросов гораздо больше, чем ответов. Поэтому необходимо уточнить формулировки закона, определяющие порядок, условия, размеры, последовательность и иные аспекты, связанные с имущественным возмещением кредиторам причитающихся им средств.

Естественно, он будет требовать возмещения за счет солидарного удовлетворения от тех членов ассоциации, которые располагают деньгами и имуществом. И не исключено, что суд удовлетворит его требования, предложив членам ассоциации в порядке регресса решать вопросы о перераспределении возмещения.

Еще одной особенностью членства в ассоциации является то, что в течение двух лет со времени выхода или исключения его из ассоциации (союза) за ним сохраняется дополнительная ответственность по долгам объединения в размере, пропорциональном его взносу в ее имущество. Новые участники принимаются в объединение по единогласному решению его членов; причем на них может быть возложена дополнительная ответственность по долгам ассоциации, возникшим до момента их принятия (п. 3 ст. 123 ГК РФ, п. 3 ст. 12 Закона о НО).

Особенности реорганизации и ликвидации ассоциации

Ассоциация (союз) реорганизуется и ликвидируется по общим правилам, действующим в отношении юридических лиц. Но особенностью реорганизации ассоциации является то, что она может быть реорганизована по единогласному решению его членов. При этом предусматривается два варианта преобразования по различным основаниям.

Ассоциация может быть преобразована в фонд или автономную некоммерческую организацию по единогласному решению ее членов. При этом никаких особых мотивов и обоснований для этого законодательство не требует.

Во втором варианте ассоциация преобразуется в случае возложения на нее учредителями обязанности ведения предпринимательской деятельности в хозяйственное общество или товарищество.

Однако с учетом того, что и фонды, и автономные некоммерческие организации вправе, если нет запретов со стороны учредителей, заниматься коммерческой деятельностью, реорганизованная ассоциация во всех вариантах реорганизации обретает право занятия предпринимательской деятельностью.

В п. 5 ст. 17 Закона о НО установлено, что решение о преобразовании ассоциации (союза) принимается всеми членами, заключившими договор о ее создании. Но если наряду с создавшими ассоциацию в ее состав приняты другие члены, то вправе ли они участвовать в принятии решения? Если не вправе, то это противоречит содержанию нормы, дающей всем членам одинаковые права на участие в делах ассоциации. Или если все создававшие ассоциацию члены к моменту реорганизации вышли из состава ассоциации, а вместо них вошли другие? Тогда они вообще не имеют права принимать решение о ее реорганизации, т.е. если исходить из буквального толкования данной нормы и учредительного договора, как этого требует ст. 431 ГК РФ, то ассоциация, будучи создана однажды, не может быть реорганизована в случае выбытия ее первоначальных членов - учредителей.

Судьба имущества ассоциации при ее ликвидации

Остаток имущества объединения, образовавшийся по завершении его ликвидации, используется в целях, определенных его уставом, либо в иных предусмотренных законодательством целях (п. 1 ст. 20 Закона о НО) и не может распределяться между членами ассоциации (союза).

Представляется, что данное положение слепо копирует последствия использования имущества при ликвидации иных форм некоммерческих организаций - фондов, автономных некоммерческих организаций и других, имущество которых должно в этом случае направляться на цели, ради которых такая организация создана.

Отличие порядка и природы имущества ассоциации от иных некоммерческих организаций заключается в том, что взносы, за счет которых создается имущество ассоциации, поступают за счет средств, полученных коммерческими организациями от предпринимательской деятельности, а от учредителей некоммерческих организаций - как от не предпринимательской, так и от предпринимательской, то есть могут носить смешанный характер. Кроме того, ассоциации, созданные предпринимателями для координации предпринимательской деятельности, делают это для координации своих усилий именно с целью увеличения получения прибыли.

Еще одним аргументом, подтверждающим целенаправленность создания ассоциации за счет и для развития предпринимательской деятельности, является то, что, хотя в силу ст. 121 ГК РФ ассоциация не вправе сама (от своего имени) осуществлять предпринимательскую деятельность, но может создавать для этой цели хозяйственные общества, товарищества или участвовать в них. При этом доходы, полученные в результате этой деятельности, не могут быть распределены между членами ассоциации, а должны использоваться исключительно на ее нужды, заключающиеся в совершенствовании координации деятельности участников ассоциации для получения ими большей прибыли.

Учредители установили предел финансирования ассоциации посредством взносов. Но они не возражают против того, чтобы ассоциация без риска дня нее и для них дополнительно получала деньги на свое финансирование и развитие.

Представляется, что в случаях, когда имущество ассоциаций создается за счет средств, полученных от предпринимательской деятельности, оно в случае ее ликвидации должно распределяться между членами такой ассоциации. Поэтому норма о том, что при ликвидации такой некоммерческой организации как ассоциация оставшееся после удовлетворения требований кредиторов имущество, если иное не установлено настоящим законодательством, направляется в соответствии с учредительными документами ассоциации на цели, в интересах которых она была создана, и (или) на благотворительные цели. Но ассоциации коммерческих организаций создаются для координации с целью увеличения получения прибыли. Других целей у коммерческих организаций нет. Поэтому было бы логично оговорить особое условие, что при ликвидации ассоциации, созданной за счет прибыли предприятий, остатки ее имущества распределяются между ее членами на определенных ими условиях, возможно, пропорционально размеру взносов. В противном случае получается абсурд - члены несут риск убытков даже через два года после выхода из ассоциации, а имущество в случае ликвидации должно пойти на неизвестные цели либо перейти государству, ибо в ст. 20 Закона о НО презюмируется, что имущество ликвидируемой некоммерческой организации, оставшееся после удовлетворения требований кредиторов, если иное не установлено законом, направляется в соответствии с учредительными документами некоммерческой организации на цели, в интересах которых она была создана, и (или) на благотворительные цели. В случае если использование имущества ликвидируемой некоммерческой организации в соответствии с ее учредительными документами не представляется возможным, оно обращается в доход государства.

Установить другую цель, кроме получения прибыли участниками ассоциации, будет невозможно, ибо это будет противозаконно. Поэтому создателям ассоциаций следует иметь в виду, что при ее создании следует тщательно продумать и сформулировать цели, в интересах которых создается ассоциация и на реализацию которых в случае ликвидации должно быть направлено ее имущество.

Выход из создавшегося положения найти сложно. Ассоциации коммерческих организаций создаются для координации их предпринимательской деятельности с целью увеличения прибыли у ее членов. И в то же время в случае ликвидации ассоциации имущество не должно распределяться между ее членами.

Иные же случаи, когда имущество создается смешанным путем, за счет средств, полученных от различных источников, то есть как от предпринимательской, так и от непредпринимательской деятельности, могут регулироваться иновариантно. Однако при смешении источников финансирования также будет сложно определить долю имущества ассоциации некоммерческих организаций, приобретенную за счет средств членов - некоммерческих организаций и за счет средств членов - коммерческих организаций. Кроме того, члены - некоммерческие организации могут направлять взносы как за счет некоммерческих поступлений, так и поступлений от предпринимательской деятельности. Видимо, в связи со сложностью определения природы имущества в некоммерческих организациях и доли такого имущества, передаваемого в качестве взносов в ассоциации, законодатель, как и в случае с единообразным подходом к определению статуса объединений, пошел по "единственно" правильному пути - имущество всех ассоциаций, независимо от природы происхождения денег, будь то средства от предпринимательской или от непредпринимательской деятельности, не должно распределяться между членами ассоциаций при их ликвидации. Кроме того, запретив напрямую распределение имущества ассоциаций между членами при их ликвидации, законодатель разрешил ассоциациям преобразовываться в хозяйственные общества, имеющие законное право самоликвидироваться на второй день после преобразования ассоциации и имущество разделить между участниками.

Запрета на реорганизацию ассоциации в хозяйственное общество закон не устанавливает, так какова тогда цена запрета на распределение имущества ассоциации между членами в случае ее ликвидации?

Анализ законодательства о правовом статусе объединений позволяет сделать вывод, что научные исследования, практика применения принятых законов позволяют выявить как положительные моменты правового регулирования, так и несовершенства принятых норм, которые нуждаются в изменении и дополнении. И это естественно, поскольку любое техническое усовершенствование с момента внедрения во многом уже устаревает. Это объективный процесс развития.

Соответственно и нормы права, отражающие процесс развития общественных отношений, не могут оставаться неизменными. Важно, чтобы они своевременно корректировали изменившуюся ситуацию.

В связи с этим представляется, что внесенные автором предложения по изменению действующего законодательства будут способствовать более четкому и единообразному толкованию и применению правовых норм, регулирующих деятельность объединений, что позволит уменьшить число неправомерных действий и соответственно число нарушений законодательства и споров, вытекающих из этих нарушений.

А внесение законодателем назревших изменений позволит усовершенствовать действующий механизм правового регулирования деятельности ассоциаций (союзов).

 

x

Обьявлен конкурс на строительство объекта кв.м

Текущая Ставка

Приняли участие подрядчика (ов)

Узнать стоимость